yeshiva.ru new поиск рассылка readme
008
007
006
005
004
003
002
001

17 Элула 5762 года.

Время обязывает к разного рода размышлениям. Даже если забыть о ерунде, - мыслей еврею с запасом хватит на полный рабочий день, продолжающийся у него, как известно, 24 часа в сутки. Дума учителя о том, как объяснить ученику сложное место в Геморе, и размышления ученика о том, как он "будет доказать", что это место понимает лучше учителя. Мысли женатого еврея о том, как заработать денег и мысли бохера о том, где найти подходящий шидух. Мало ли чего...

Но дальше тянуть-то некуда. Перевалил за половину месяц Элул. Как ни крути, Рейш-оШоно позже первого Тишрей не наступит. Придется другие мысли отложить и потратить время на то, чтобы задуматься не о будущем, а о прошлом. Не о том, как суетиться дальше, а о том, кто ты и где ты - сейчас, о том, что ты сделал, а чего не сделал, и как прожил уходящий год.

***

Жил, знаете ли, когда-то хороший человек, большой хосид реб Биньомин Клецкер. Был он не только большим хосидом, но, к тому же, и большим дельцом. (Слава Б-гу, у евреев деловые качества святости - не помеха). И вот однажды, в конце полного многих и многих торговых дел года, сел реб Биньомин за стол и принялся писать годовой баланс. Так уж у него было заведено (и может быть именно потому был он таким удачливым купцом), что каждый год собирал все записи о проделанных гешефтах и гешефтиках в папку с завязками, а перед Рейш-оШоно запасался свечами и на всю ночь садился писать сам для себя отчет. Хотелось реб Клецкеру разобраться, что в прошедшем году он делал правильно, а что не очень. Почему, например, так сильно поднялся на торговле солью и так безнадежно прогорел на затее с сибирским лесом. И так далее.

Поскольку работал Биньомин Клецкер по торговле, как мы упомянули, много, - записей разных и счетов к концу года у него накапливалась уйма. А разобраться в них - брало-таки время... Так вот, к утру, прочертив, наконец, под своей писаниной жирную черту и написав: "Итого...", реб Биньомин глубоко задумался. Размышления его продолжались так долго, что иной, увидев реб Биньомина в ту пору, мог бы подумать, что, облокотив голову на руки, он просто заснул. Однако это было не так.

Биньомин Клецкер думал. А доведя мысль до логического завершения, взял перо и после слова "Итого" написал... "Итого... ничего, кроме Него, - нет!"

***

Обычно, рассказывая эту майсу, завершают ее ответом, который Биньомин Клецкер дал своим ехидным друзьям - гешефт-махерам, обнаружившим на его столе такую вот бумагу, ну, и засмеявшим его, понятно. ("Если какому-нибудь еврею-торговцу во время молитвы Шмоне-Эсре позволительно думать о лейпцигской ярмарке, - сказал Клецкер, - неужели другому - во время составления годового баланса нельзя на минутку прерваться на мысли о Б-ге?!") Но мы ж не майсы рассказываем, а так, - вроде беседуем...

К чему я все это рассказал, Вы и сами, наверняка, поняли, - дураков нынче нет: чтобы жить дальше, - даже ценой размышлений о том, что будет завтра, - надо сегодня остановиться и подумать о том, что и как было вчера.

Но вот одна немаловажная деталь, которая, может быть и является сутью рассказа о Биньомине Клецкере, возможно нуждается в том, чтобы обратить на нее Ваше внимание:

Результатом размышлений о вчерашнем должна стать не проставляемая нами самим себе "годовая оценка за поведение", а осознание того, что кроме Б-га ничего не существует.

***

Или вот, может быть... В Шабос читал беседу Ребе на главу "Ки Товей". (Важно знать, что в 5750 году суббота главы "Ки Товей" выпала на 18 Элула - день рождения Баал Шем-Това и Алтер ребе <ссылки>). Свободный перевод, выделения - по оригиналу:

"...И в дополнение к тому достоинству месяца Элул, что он - общая идея, в Хай Элул [т.е. 18 Элула, "хай" - живой - по числовому значению - 18] прибавляется дополнительный хидуш, - идея жизненности.

И вначале надо привести пример из "жизненности" по простому смыслу, (жизненности тела). - Жизненность - (не добавление телу частных деталей и также не совокупность этих частностей, - всех частностей, имеющихся в теле, но) абсолютно несоотносимое с существованием тела и, вместе с тем, становящееся жизненностью самого тела, сутью и внутренностью тела. То есть, жизненность не является вещью отдельной от тела (в которое одевается жизненность), но пронизывает тело таким образом, что самое тело - живо, каждая точка и частность тела - точка и частность живого тела.

[...] И отсюда становится понятным также относящееся к жизненности Элула - Хай Элул: В дополнение к тому, что Элул - совокупность служения сыновей Израиля, в Хай Элул дополнительно подчеркивается жизненность (внутренность и суть) всего служения, - связь Израиля со Святым, благословен Он, она же - жизненность (суть) еврея (человека, осуществляющего служение), - "Исроэйл и Святой, благословен Он, - одно".

И, в соответствии с этим, осуществляется и самоотчет 12 дней от Хай Элул до Рейш-оШоно, соответствующих 12 месяцам года, - образом нового служения:

Самоотчет, [происходящий] в начале месяца Элул (до 18 Элула), - (в основном) - итог (совокупность) всех частностей служения всего года, в целом, - [направленный на то, чтобы] обдумать, какова была работа в трех направлениях Торы, молитвы и благотворительности, каковым было поведение в мысли, речи и действии и так далее, - совокупность служения.

Самоотчет же, начинающийся в Хай Элул - (в основном) касается сути связи со Святым, благословен Он (и меры и образа раскрытия ее [этой связи] в практическом служении). То есть, в совершении самоотчета не ощущается (в такой степени) индивидуального образа деталей служения (Тора [это] или же благотворительность и т.д.) но [ощущается] (в основном) суть связи еврея со Святым, благословен Он, - жизненность совокупности служения". (Конец цитаты).

(Понимаю, что не слишком понятно, если читать так, - вырванным из текста, да еще и по-русски. Попробуйте вчитаться. А еще лучше, загляните в "Сейфер аСихейс" за 5750 год. Переведенный отрывок в оригинале находится во втором томе, на странице 674-675 (беседа начинается на странице 671).

***

И знаете, хочется рассказать еще одну коротенькую историю. Может быть, она и не к месту. Кто знает... Но после нее легче будет думать. Там мне кажется... А Вы меня поймете...

***

У рабеим тоже были учителя. Хосид по имени Шмуэл-Бецалел Шептил (сокращенно - Рашбац) был учителем и воспитателем сразу двоих из рабеим Хабад: Ребе Рашаба, пятого любавического Ребе, и Ребе Раяц - его сына, предыдущего Ребе. Так вот Рашбац и рав Ханох-Эндл - машпия (воспитатель) в ешиве "Томхей-Тмимим" время от времени устраивали особые фарбренген. Особость и некоторая странность этих фарбренген заключалась в том, что на них Рашбац и реб Эндл вообще никого не допускали, - делали фарбренген вдвоем - с глазу на глаз.

Предыдущий Ребе, бывший тогда еще мальчиком и учившийся у Рашбаца, страстно мечтал узнать, что же происходит на этих фарбренген, послушать, о чем говорят его учителя, находясь наедине. И однажды, узнав, что Рашбац и реб Ханох-Эндл собираются на очередную подобную встречу в подвал ешивы, опередил их, забрался в подвал и там спрятался.

Придя на место, Рашбац и реб Эндл сели друг напротив друга, налили по стаканчику водки и молча стали смотреть друг другу в лицо. Слезы полились из их глаз. Так до утра они и сидели, не произнося ни слова, глядя друг другу в лицо и плача. Когда засветало, оба поднялись со своих мест, слили водку, к которой так и не прикоснулись, в бутылку, и фарбренген закончился...

Обязательно будьте здоровы в материальном и в духовном! Ксиво вехасимо тейво лешоно тейво умесуко! Счастливо!

Шмулик.

  ^ наверх